Форум Новосибирского авиаклуба

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Усть-Кокса -2006, Отчет о сборах НАТСК в Алтайских горах в 2006 году.
Зайцев В.Ю.
сообщение 12.09.2006 - 22:42
Сообщение #1





Группа: Пользователи
Сообщений: 43
Регистрация: 13.07.2006
Пользователь №: 229



Горные сборы Новосибирского АТСК (Алтай-2006)

Сборы проводились в период с 23-го августа по 4-е сентября на аэродроме райцентра Усть-Кокса.

Участники сборов:
В сборах участвовало 15 спортсменов:
Охапкин Максим; Леонов Виктор; Боровик Виталий; Долгих Александр; Галимов Дмитрий; Сидоренко Андрей; Шальнев Евгений; Войтов Виктор; Злобин Евгений; Кляйншмидт Мартин; Соловьев Роман; Юрий Попов; Ибе Евгений; Полторанин Александр; Зайцев Валерий.
Руководил сборами Осиний Сергей, в качестве эксперта был приглашен Ханс Баллерштедт. Техническое обеспечение – инженер НАТСК Зябкин Сергей.

Подготовительные работы.
Готовились к сборам целый год. С неповторимым энтузиазмом и надеждами. Предварительные заявки подало около тридцати человек. Мы даже растерялись. Такую толпу обеспечить авиатехникой - задача не из простых. Поназакупали планерных тележек, понапридумывали транспортировку 7-ми планеров в одном КАМАЗе, навели переполох в гостиницах и турбазах Усть-Коксы… . Но реальность оказалась доступнее. Как и прошлый год, поехало в два раза меньше народу, чем заявлялось. В результате обошлись тремя Янтарями, тремя ЛАКами, одним Блаником и одним Нимбусом. В перевозках задействовали два КАМАЗа и три планерные тележки (для бланика, янтаря и нимбуса).
Погрузку выполнили 23-го августа. Более удачно и быстрее, чем в прошлые года. Сказалось то, что в КАМАЗ не требовалось грузить Бланик и городить «второй этаж».
Общий уровень подготовки был более высоким, чем в прошлые года. С собой взяли кучу электроники, компьютеров, фотоаппаратов и кинокамер. Смогли подобрать программное обеспечение, позволяющее летать в районе Усть-Коксы на симуляторе. Даже обычные карты района полетов не забыли закупить. Практически единственная недоработка – не подготовили кислородное оборудование для Бланика - не верили в реальную возможность полетов в волне.
Выехали 24-го в 12-30. Четырьмя машинами. Долгих с Леоновым тащили Бланик в тележке. Боровик с Хансом, Мартином, Войтовым и Злобиным везли Нимбус. Сидоренко вез Янтарь. Охапкин с Галимовым и Зайцевым ехали без тележек. КАМАЗы с Газелью сопровождения выехали всего на полчаса раньше. Осиний с Ибе и Полтораниным выехал в 17-30.
Есть такая народная примета – чем хуже погода в Новосибирске – тем лучше на Алтае (и наоборот). Примета очередной раз сработала. Погода же в Новосибирске ломилась. Мощные облака без растеканий от горизонта до горизонта. Первый раз в такую прекрасную погоду выехали. При подъезде к Алтаю погода стала ухудшаться. В горах изредка моросил дождь, на перевалах лежали мокрые свинцовые облака (т.н. «туман»). Даже несколько растерялись – стоит ли ехать ночью по такой погоде или заночевать в предгорьях. Но, более опытные в горах, Войтов и Боровик решительно направили микроавтобус дальше в горы. Ну… и мы за ними. Перевалы проходили уже ночью. Ничего такого страшного. Правда, Сидоренко еле-еле затаскивал на своей девятке Янтарь на перевалы – скорость падала до 20-ти км/ч. Да и грунтовые участки дороги оказались мокрыми и разбитыми. Еле тащились. К Усть-Кану (120 км до Усть-Коксы). Дошли в час ночи. Уставшие, измотанные и засыпающие. Короткое совещание – и решаем ехать искать гостиницу. Гостиницу нашли в 4 часа ночи… в Усть-Коксе. Вместе с Осиним, выехавшим на 5 часов позже. КАМАЗы заночевали в предгорьях.

Начало сборов.
25-го проснувшись и ознакомившись с реалиями проживания на турбазе «Уймонский ковчег», расположенной прямо на окраине Усть-Коксы, поехали на аэродром. Еще не успели начать собирать планера из тележек, как подошли КАМАЗы. Закончили собирать планера и Як-55 к вечеру. Но облетать не смогли – не приехал директор аэропорта. Хотя погода была. Не бог весть какая, но облака на 1800 висели, как им и положено, солнце светило, ветер дул.
26-го утром провели занятие по району полетов и безопасности полетов. Поставили задачу – тренировка без особого фанатизма. «Старичкам» вспомнить, новичкам – поучиться. Ханс должен был проверить на «Бланике» Полторанина. Полторанин – Злобина. А остальные – по планерам и в предгорья. Погода не баловала – кругом облака до 1500-1600, но скороподъемность радовала – до 3-4 м/с. Рекомендовали тренироваться на Северном склоне и не заходить на Южный склон – высота кромки не была достаточно обнадеживающая. Но… фанатики нашлись. Залезли на Южный склон и даже дошли до Мультинских озер (34 км в горы). На что надеялись – не знаю. Облака в том месте были ниже вершин. Разве что на площадки на выходе из ущелий, благо тележки были в наличии. В результате несколько планеров еле дотащились обратно до выхода из Мультинского ущелья (20 км от точки) на высотах 400..600м. Итог так прекрасно начавшегося дня был неоднозначен. Площадка у Охапкина, помятый автомобиль Долгих (зацепил пьяного водителя при эвакуации Макса), приезд на базу уже поздно вечером в совершенно измотанном состоянии. Но.. с точки зрения накопления опыта день удался. Народ налетался в предгорьях, попарил около склонов, поносился вдоль ближних хребтов, Боровик взлетел на Нимбусе на собственном моторе. Посадка Макса на площадку при полете вдоль северного склона (с высоты 1100 м он смог пройти на ЛАКе только 15 км) также была поучительной и подтвердила давно известную истину – в конце дня воздух стекает с гор в долину и нужно идти по ее центру, а не вдоль склонов. Да и явно площадочный полет к Мультинским озерам тоже не был бесполезен. Сразу все стали относиться ответственнее и требовательнее к полетам. Но ощущение «скомканного праздника» осталось. На этом, собственно, начало сборов и закончилось. В один день все окунулись в атмосферу горных полетов – красивых, захватывающих, требующих самоконтроля и повышенной ответственности.

Сборы.
27-го утром устроили разбор полетов за предыдущий день. Прошлым вечером не хватило сил и эмоции излишне переполняли… . Снова пришлось разжевывать основы безопасности полетов в горной местности, принципы выхода в высокогорье, пролеты через и вдоль ущелий, системы роторов перед горами и в ущельях, конусы безопасности и т.д. Разобрали ошибки «Мультинских путешественников». Обменялись опытом. И по планерам. Погода была и хуже и лучше. Облака были не по всему району и только над высокими горами. В долине – ни облачка. Кромка выше (примерно 2100 м). Ветра практически не было. Как потом выяснилось, с 600 до 1000 м висела глухая инверсия. И потоки образовывались над вершинами, расположенными выше ее. Народ толпился над северным склоном, не имея возможности перепрыгнуть на Южный склон. Полторанин успел по облакам дойти до Тюнгура и попробовал перепрыгнуть на юг, в сторону Белухи (вдоль отрогов Кучерлы). Он даже получил от РП разрешение рассчитывать на площадку в районе выхода из Кучерлинского ущелья. Но… был «задавлен» нисходящими и еле вернулся обратно к северному склону. Остальные так и «болтались» в районе северных склонов Уймонской степи, не уходя далеко в горы. На Бланике слетали учебку: Ханс с Мартином и Зайцев с Ибе. По часу – другому попарили. Довольно удачная и интересная погода для учебки. Парение у склонов с выходом в наиболее сильный пузырь, способный оторваться от склона. Ну, а на высотах выше 2000 м можно было отрабатывать просто парение под облаками. Все это мы и делали. Правда, отцепляли нас аж на 1500 – 1800 метров. Як-55 мог это себе позволить (от взлета до посадки 9-10 минут). А Боровик весь день ремонтировал Нимбус – тормоза оказались зажатые (практически заклиненные) еще на заводе и пришлось немало повозиться с восстановлением и подгонкой колодок.

28-го августа погода началась, как прототип предыдущего дня. Только облаков еще меньше и они дальше в горах. Но вот подул ветер, ярко засветило солнце и по всему району стали образовываться облака на высотах 2400…2700. Ветер дул. Над северным склоном даже стали образовываться облака, ну очень похожие на чечевицы. Народ, полетав на севере перескочил на южный склон и потянулся к Мультинским озерам, и дальше – к Белухе. Попробовали забросить Сидоренко под чечевицу. Не получилось. Перед и над облаком набрал 3300 и все этим закончилось. Да и была ли это волна - вопрос спорный. Андрей хоть и летал в Альпах в волне, но не смог точно определить. Боровик с Полтораниным на Нимбусе ушли на юг, продолжительное время дежурили в районе Мультинских озер и смогли взобраться на Катунский хребет за Мультинскими озерами, удалившись от аэродрома на 45 км в горы. Идти далее не рискнули. Облака лежали на вершинах и пересечь два последних ущелья поперек было невозможно. Да и сам «лунный» пейзаж не заряжал излишним оптимизмом. Несколько позже туда же долетел Леонов (48 км от точки), прыгнул в ущелье, но, не решившись идти дальше, вернулся обратно с выходом в Уймонскую степь вдоль русла Курагана. Так что, до подножия Белухи оставалось два перехода и 20 км расстояния. Следует отметить, что путь с выходом на Мультинские озера – это прямой путь на Белуху. Мультинские озера привлекают тем, что находятся в высотном разделе 1300…2400 метров (они перед самым Катунским хребтом) и при невозможности выпрыгнуть на Катунский хребет или при снижении планера ниже уровня хребтов можно надежно вернуться в Уймонскую степь вдоль русла Мульты. Всем этот путь к Белухе хорош, но последние два ущелья до нее приходится пересекать поперек, что очень трудно при кромке ниже 3000 м. Да и пейзажи вокруг не располагают к возвышенным чувствам. Боровик в прошлом году наиболее полно отразил ощущения: «Создается яркое впечатление, что Все вокруг Чужое, Не Человеческое. Нечего там делать людям…». Кстати, именно этот район, по преданиям, является местом проживания различных духов и регулярно посещается сектантами со всей страны, а также поклонниками «падающих с небес звезд».
Ну… в общем, налетались в Горах в свое удовольствие. Никто не сел на площадку. Ибе вылетел на Янтаре. Вечером приехал Шальнев с семейством Долгих – женой и двумя ребетенками. Так, что было достаточно поводов для «достойного» ужина после довольно неплохой бани.

29-го августа лил дождь (на нас) и шел снег (на вершины гор). Мы отдыхали, отсыпались, жарили шашлык и сосиски, общались с местными Кулибиными. Макс показывал, как нужно закидывать удочку в Коксу (назвать этот процесс рыбалкой не позволяют остатки того, что в детстве называлось совестью).

(продолжение следует...)

(.. продолжение).

30-го августа. Все «махом» просохло. Ветер стих и повторилась термическая погода 27 августа. От 700 до 1200 висела инверсия и потоки образовывались только высоко в горах. Отсутствие ветра не позволяло зацепиться около низких склонов и дождаться долгожданного пузыря, который поднимался всего на сотню-другую метров над местом инициации. Отцепляли уже на 1800…2000 м. Кромка была от 1800 до 2200 м. Потоки от 1 до 4 м/с. В основном летали в районе северных отрогов Уймонской степи. К вечеру Лаки прорвались на Южный склон, но далеко не ушли – там погода была явно слабее и уже разрушалась. Стандарты перескочить на юг не смогли. Шальнев перелетел, но ушел ниже инверсионного слоя и довольно долго и безрезультатно болтался на малых высотах в тщетных попытках пробить 500-метровый слой глухой инверсии. Уже перед самым закатом небо на западе заполнилось облачными пятнами. Попытки понять что это такое угасли в вечерней тишине с последними лучами заходящего солнца.

31-го августа уехал Сидоренко с Галимовым. Приехали самолетчики (пилотажники): Соловьев и Попов. Просто покататься на планере. Дул сильный ветер. Очень сильный. На земле метров 12..15. В чистом небе начали появляться то тут, то там облака. Разные. Над северным склоном кучевка. Похоже даже не термическая. То же и над другими высокими районами. И тут же по всему небу вспыхивали облака, ну очень напоминающие чечевицы. Жили эти облака не более часа, растворялись и вновь появлялись, чтобы прожить очередной час. Вначале мы все на термику смотрели. Чечевицы были уж очень недоступными по высоте и расстоянию. Но ветер не позволял летать обычное парение и мы уже хотели отбиваться, ехать на Мульту отдыхать. В последний момент, увидев очередной раз вспыхивающее над головой облако, напоминающее чечевицу, решил все-таки попробовать. Неуверенность наша объясняется тем, что мы много раз пытались залезть под уже развитую чечевицу и не успевали. Сейчас же их стояло вряд две штуки на разной стадии развития и третья (наветренная) только начинала просматриваться. Было из чего выбирать. И все практически над головой. Подошел к Полторанину, как более опытному (не до амбиций – нужен результат), и предложил слетать на Янтаре под эти облака. Саша согласился. Взлетел за Яком через минут тридцать. Наветренная чечевица стала набухать. Под нее и потащили. Отцепили на 2800, предварительно выбрав область с наибольшей скороподьемностью. Полторанин в наборе до 2-3 м/с набрал галсами (ветер на высоте был 50..60 км/ч) под передней частью облака, а затем перед облаком 4300 метров. Скороподьемность упала до 1-2 м/с. Над рабочим облаком начало образовываться еще одно. Наблюдалась переходная зона до верхнего облака в виде облачных лохм. В ней также был набор. Но высота была уже значительна (5300 м относительно уровня моря) и Полторанин принял решение на снижение с переходом под следующую по ветру чечевицу. Но там встретил только нули и нисходящие области. Если бы планер был оборудован кислородом, то реально было набрать еще примерно километр-полтора.
Позднее Зайцев два раза взлетал на Бланике – с Соловьевым и Поповым, и так же Боровик на Нимбусе с Долгих (за Яком). Но погода начала резко меняться. С запада натекли сплошные облака, ветер стих до 6..8 м/с (на земле) и волну поймать не смогли. В первый полет Зайцев с Соловьевым в нулях под чечевицей побарахтались на 2400, но не удержался и не без адреналина выруливали через облака, образовывающиеся ниже, на высоте 1800 м.
Проходя позднее около северного склона, встретили пока необъяснимое явление. При южном ветре, набегающим на северный склон, на нем были сплошные нисходящие 5-6 м/с. И ветер со склона. То ли это ротор перед стенкой, то ли сдвиг ветра, то ли что иное – не поняли.
А вечером праздновали первый удачный полет в волне на Алтае. И только тогда пришло осознание, что если бы начали пораньше и запустили Нимбус с кислородным оборудованием, то реально было набрать над точкой высоту, достаточную для полета до Белухи и обратно (или с посадкой в Кучерле). Просто никто не верил и не предполагал на сколько реально и доступно попасть в волну прямо над точкой. Оказалось - нужен только ветер и желание.

1-го Сентября уехали Долгих с Семейством, Охапкин с Хансом и Мартином. Увезли Янтарь в тележке. Ханс торопился домой – билеты были закуплены на 3-е сентября.
Погода была не очень. Но была. Натекало очень высоко, висели лохмы посередине, из что-то непонятного внизу иногда накрапывал дождь. Решили выпустить Злобина на Янтаре, начать самолетную программу (на Як-55) и запустить в воздух команду обеспечения (водителей и техников). Ну, а мы решили проехать вдоль Катуни за Тюнгур, посмотреть и зафиксировать площадки на выходе из ущелий южного (Катунского) хребта, из которых вытекают речушки Мульта, Кураган, Кучерла и Аккем – чтобы подготовиться к полетам в районе Белухи. Посмотрели вылет Злобина и поехали. Поехали Шальнев, Леонов, Войтов и Зайцев. На Крузере Шальнева. Результат обнадеживающий. Практически вдоль всей Катуни и на выходе из ущелий, вплоть до Аккема есть пригодные к посадке площадки. Их отметили и сфотографировали. Заезжали в горы вдоль Кучерлы. Километров 5-10 от Тюнгура, в пойме Кучерлы нашли площадку, с которой можно даже самолетом планер снять. Проездили весь день. Возвратились домой в 8 вечера. Вместе с летавшими на аэродроме. Оказалось, погода улучшилась и выполнялись довольно интенсивные полеты. Соловьев вылетел на буксировку на Як-55, Злобин напарился на Бланике, Ибе – на Янтаре. Вечером, как обычно – баня, ужин, просмотр видеоматериалов.

2-го сентября погода улучшилась. Тянул (еле-еле) ветер с севера. Над Уймонской степью с 800 до 1300 снова висела плотная инверсия. С утра запустили самолетную программу. Соловьев и Попов слетали на Як-55 по 100 км маршруту вдоль отрогов Уймонской степи. Затем начали и мы. Затаскивали на северный склон на 1800-2000. Далее – парение в горах рабочем диапазоне 1200..2200..2400. Леонов и Полторанин сходили на восток, вдоль Теректинского хребта (вдоль высокогорной его части). Шальнев делал фоторепортаж, летая на Янтаре и цепляясь к каждому планеру с неприличными предложениями. Зайцев слетал на ЛАКе, но увлекшись флиртом с Шальневым, опустился в слой инверсии и не смог снова вернуться в горы. Шальнев тоже сел, но взлетел вторично и все-таки добился своего от Полторанина и Леонова. Наснимал на видео довольно неплохие кадры. Во второй половине дня на Бланике слетали Злобин с Войтовым и Осиний с Зайцевым (буксировал Соловьев). Немного попарили. Нормальный учебный летный день. Погода тоже выдалась интересная. Потоки инициализировались на северных отрогах северного хребта. Облачные гряды шли в сторону аэродрома до самого северного склона. Но облака практически уже не работали. Чтобы выпарить и удержаться, нужно было уходить на 20-25 км на север. Попытки же встать под «хорошие» облака около аэродрома приводили к посадкам для Блаников и долгим выпариваниям для остальных. В конце дня Соловьев снова слетал по маршруту на Як-55. Говорит, что такое только в фильмах раньше видел. Представляю, какие впечатления можно получить на пилотажном самолете в горах.

Завершение сборов.
3-го уехали Соловьев с Поповым и Шальнев и Леоновым. Увезли Бланик. Мы остались без тележек. И дергаться куда-либо уже не имело смысла. Да и погода была уже не очень – ни одного облака, ветер очччень слабый и потоки только непосредственно вблизи прогретых наветренных склонов. Сделали по полету на Янтарях Ибе и Злобин. Войтов вылетел на Лак-12 и долго висел над склонами в районе Усть-Коксы.
Ближе к вечеру стали разбирать планера и самолет. Як упаковали за час-полтора. С планерами возились до темноты. Уехали в Уймонский Чертог ближе к девяти вечера.
За плечами девять дней сборов, из которых летали восемь.

4-го, утром поехали домой. Традиционное фотографирование около выезда из Усть-Коксы – и вперед. А погода… сказать, что издевалась – просто высказать неуважение апологетам этого жанра! Она просто КРИЧАЛА: «СМОТРИТЕ ЧТО Я МОГУ!». На земле дул приятный ветер 4-5 м/с. Светило яркое солнце. Небо было изумрудно синим. Температура – теплой. И по всему небу – чечевицы. Правильные, как в учебниках. От самого аэродрома в сторону Новосибирска стояла система слившихся чечевиц через весь Теректинский Хребет. Как бы, провожая нас. Но самое интересное. Чечевицы не пропадали через час – два. Они стояли и стояли. Мы выехали около девяти – они уже были. Обогнули в три часа Теректинский хребет – а они, как вкопанные. Есть снимки одной и той же системы чечевиц со стороны Усть-Коксы и со стороны Теньги. Теперь я начал верить, что по волновым потокам можно летать от облака к облаку, охватывая практически весь Алтай. Будем считать, что это погодное явление – приглашение нам на следующий год. Алтай нас ждет.

Итоги.
Сборы состоялись. Хорошие горные сборы. Погода в общем итоге была не хуже, чем прошлый год. Термики не столь живописные и не столь высокие (хоть мы и уходили в горы дальше на 10 км, чем в прошлый год) – зато была самая настоящая волна. Формат сборов расширился. Была учебка. Стали приглашать не только отпетых сборников, но и начинающих парителей. Летали и остались очень довольны самолетчики. За три года достаточно освоили ближние склоны. Достаточно для того, чтобы совершать учебные полеты и парения. Уровень знаний уже позволяет написать неплохую инструкцию по выполнению полетов на планерах, в том числе учебных.

Техника.
Возили Янтарь, Бланик и Нимбус в тележках, два Янтаря и три Лак-12 в КАМАЗе. Як-55 Так-же возили в КАМАЗе.
Планера уже начали возить на тележках. Знаковый шаг, прорыв в психологии полетов. Совершенно другое отношение к построению полета в горы. Прошлые года летали «без права на площадку». Сейчас уже народ чувствует себя более уверенно, зная, что можно сесть на выходе из ущелья.
Вопрос о том нужно ли мучиться с погрузкой КАМАЗов пока еще остается открытым. Мнение, что можно просто купить тележку и привести планер не более привлекательно, чем мнение, что деньги на 5-6 тележек (столько их заменит КАМАЗ) достать труднее, чем погрузить клубовский КАМАЗ (стоимости самих перевозок сопоставимы). Что касается Як-55, то уже собираемся покупать тележку для него (буксировка за Газелью). Вообще-то, если есть тележка, способная перевозить Як-55, то в нее можно утрамбовать и 5 Янтарей. Так что, в результате поездки получены новые знания и появились новые мысли. Будем думать. Пока в клубе пять планерных тележек. Будем еще несколько покупать. И будем думать. Более 10-ти планеров будут востребованы только при значительном расширении статуса сборов.
Возник вопрос о целесообразности использования ЛАКов. Уж очень громоздкие. А качество аэродинамическое в горах – что на ЛАКе, что на Янтаре – имеет лишь отдаленное отношение к дальности перехода. Лично я летал на всех этих типах и считаю, что особых преимуществ ЛАК перед Янтарем в горах не имеет. Переходы, безусловно, за ЛАК-12, но для маневрирования около склонов лучше Янтарь. Будем думать.
Думаем еще и о кислородном оборудовании. Очень понравилась система с Нимбуса-4. Но, впереди еще много времени. И есть из чего выбирать.

Район полетов.
С каждым годом район полетов все больше и больше изучается. Ближние склоны можно уже считать учебными. В этом году все больше на Юг, в сторону Белухи смотрели. Подошли к ее предгорьям. На север, за Теректинский хребет не ходили. Наверное, это дело будущего.
При ветре более 50 км/ч (на высоте) по району начинают выстраиваться волны с чечевичными облаками на высотах 5…6 км над уровнем моря. Наиболее привлекательным является западный ветер. Северный и южный ветер сопровождается появлением 10-ти бальной облачности от потоков воздуха, поднимающегося по склонам Теректинского и Катунского хребтов соответственно. Сильный восточный ветер пока еще не наблюдали. Такие чечевицы (при западном ветре) возникают в течении десятков минут и живут около часа -полутора. Затем начитают разрушаться, сдвигаясь по ветру. Через час на этом месте возникает новая чечевица. В результате в небе появляется ряд чечевиц, выстроенных по ветру и создающих иллюзию развитой системы волн. На самом деле, восходящий поток находится только под первой чечевицей. Если масса воздуха изначально атермична и термические облака не забивают район, то по всему району устанавливается система волн, с чечевичными облаками на высотах более 7 км. Эти облака, а соответственно и волны стоят по нескольку часов в одном месте. По-видимому, это классические волновые потоки (мы в них еще не летали). Необходимо отметить, что во всех случаях волна проявлялась непосредственно над аэродромом (максимум, на удалении 5..8 км).
Объезд площадок показал, что их достаточно, чтобы обеспечить посадку на площадку при выходе из ущелий Южного склона (Катунский хребет). При кромке 2700 метров возможен выход в предгорья Белухи напрямую, через Мультинские озера. Но не далее. Для прохода дальше необходима высота кромки облаков более 3 км. Но это – очень сложный маршрут, так, как 25 км перед Белухой нужно идти поперек ущелий. Если упал ниже уровня ущелий, то выпарить довольно проблематично и дальше – только выход по ущелью к Катуни. Обходная дорога к Белухе через Тюнгур более безопасна, но пока не проверена. Все попытки пройти по данной дороге выполнялись по северным склонам Уймонской степи и при переходе с Теректинского хребта на отроги Катунского всегда терялось на столь много высоты, что все естествоиспытатели поворачивали обратно. Так, что есть еще не хоженые тропинки… .

Проживание
Проживали мы на турбазе «Уймонский Ковчег», расположенной на окраине Усть-Коксы, между Катунью и Коксой. Большой дом на 12..14 человек с комнатами на два-три человека. Рядом с домом – «бунгало» и фанерные клетушки для особо закаленных. 400 руб. в день в доме и 120..160 руб. в день в «фанерках». Отдельно за – питание, баню (хорошая, почти отличная). Жить можно, даже не плохо. Проезд на аэродром и обратно – через магазины Усть-Коксы. Но в Маральнике, в прошлом году, понравилось больше. Намного. Жалко, что оказалось дороже в два раза. В следующем году думаем попробовать еще одно место – прямо около аэродрома, за Катунью (на Южном склоне).

Планы
На следующий год думаем, что предпринять. После этих сборов у всех некоторое брожение в голове. Летать парения уже надоедает. Кромка в это время года практически не дает шансов дойти до Белухи, а толкаться около Тюнгура и Мультинских озер уже как-то зазорно. Есть мысли все-таки попробовать Волну. Думаем о кислороде. Сроки сборов тоже думаем сдвинуть – после 1-го сентября. Парения будет меньше, но вероятность ветров и волны больше. Хотя еще думать и думать (от парения полностью отказываться не желательно). Появилась мысль попробовать в начале апреля съездить - если все рано просохнет, как в этом году. У нас в это время распутица и перерыв в полетах. Тут бы и попробовать. Пусть даже и не просохнет все – можно и с полосы полетать. Но это, опять же, только мысли. Будем планы верстать на следующий год – к чему-нибудь окончательному придем.
А еще в планах – написание Инструкции по полетам на планерах, изготовление рельефной карты района полетов, настройка авиасимуляторов для тренировок по выходам из высокогорья в долину и т.д.

Так, что до встречи, Усть-Кокса – 2007!

Тренер сборной Новосибирской области по планерному спорту
Зайцев Валерий.

Фотографии будут позднее. Фильм ... будет.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
jen
сообщение 13.09.2006 - 17:25
Сообщение #2





Группа: Пользователи
Сообщений: 4
Регистрация: 13.09.2006
Пользователь №: 358

Евгений Злобин



А вот еще немного фотографий я разместил на //photofile.ru/users/jen270/2100607/ смотрите.
Всем приветы!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

RSS Текстовая версия Сейчас: 26.06.2019 - 04:25